» » » Кого победил Владимир Путин
09:53 Понедельник 0 325
19-03-2018, 09:53

Кого победил Владимир Путин

Парадокс его четвертых выборов в том, что высокий результат не гарантирует легких шести лет правления

Отсутствие реальной конкуренции превратило выборы президента России в референдум по поддержке Владимира Путина. Отсутствие смысла приводит и к подмене цели: 18 марта 2018 г. лидер должен победить не конкурентов по списку в избирательном бюллетене, а самого себя в предыдущих политических редакциях. То, насколько убедительной будет победа – удастся ли Владимиру Путину в 2018 г. стать наконец первым в новейшей истории президентом фактического, а не явочного большинства россиян, – определит пределы легитимности следующего главы государства, но само по себе не решит проблему 2024 г.

Россия 2018 г. принципиально отличается от России 2012 г., когда Владимир Путин выиграл свои третьи президентские выборы. Шесть лет назад страна была на пороге осознания небессмысленности массового общественного активизма, запрос на перемены был четко артикулирован. Теперь многие из достижений того периода или выхолощены, или выдохлись, или вовсе отыграны назад, реальный горизонт перемен отодвинулся далеко вперед, а агрессии – расширился. Нет и ощущения, что еще шесть лет Путина у власти станут последними. Неопределенность отдаленного будущего не делает его интереснее, зато ближайшее будущее все более четко становится угрожающим.

Но даже выборы с заведомо предсказуемым итогом не должны быть заведомо скучными: если нет выбора, должно быть хотя бы шоу. Представления с оскорблениями, обливанием водой и имитацией потасовки должны замаскировать отсутствие содержательного спора между кандидатами и соревнования их политических и экономических программ, а заодно продемонстрировать никчемность массовки и ее принципиальную неспособность к госуправлению на фоне несомненных достоинств заранее определенного победителя. Вы можете проголосовать за любого из предложенных нами кандидатов и быть уверены, что ваш голос не будет украден, намекают нам политические менеджеры, умалчивая о том, что ассортимент в принципе скудный. Они похожи на продавцов, которые прикладывают все усилия, чтобы люди, не увидевшие на прилавках нужного им товара, все равно не ушли без покупки. Вместо докторской колбасы нам пытаются продать ливерную и «для завтрака», вместо туалетной бумаги – сорта наждачной и упаковочной.

Новая конфигурация «выбора» изменила и дискурс оппонентов власти. Дискуссия о том, за кого (при очевидных недостатках системы) стоит отдать голос, не теряя лица, сменилась спором, нужно и можно ли в принципе участвовать в мероприятии, где процедура оказывается важнее смысла. Из политического действия участие в выборах превратилось в этическое. Единой точки зрения, можно ли считать нынешние выборы выборами и допустимо ли в них участвовать, у оппонентов власти нет, но, отказав Алексею Навальному в праве участвовать в выборах, власти позволили ему записать в свои активные или пассивные сторонники любого абсентеиста. Неучастие в выборах становится ключевым противником власти, с которым приходится бороться, чтобы у обывателя не возникло ощущения растущей популярности того, чье имя никогда не называет президент.

Сейчас власть меньше, чем прежде, нуждается в электоральной легитимации действующего президента, его авторитет базируется на присоединении Крыма и военно-политическом противостоянии с Западом, отмечает политолог Николай Петров. Путин в такой ситуации конкурирует не столько с Павлом Грудининым и другими кандидатами, сколько с самим собой, с результатами прошлых выборов. В этой ситуации административная машина сталкивается с необходимостью решить две трудно сочетающиеся друг с другом задачи: провести нынешнюю предвыборную кампанию честно, чтобы не допустить крупных скандалов, связанных с нарушениями процедуры голосования и фальсификациями результатов, – и одновременно получить цифры плебисцитарного уровня, подтверждающие высокий уровень одобрения политики Владимира Путина, его право выступать с любыми заявлениями и инициативами от имени поддержавшего его большинства.

В таких условиях призывы Москвы к честным и прозрачным выборам теряют статус обязательных к исполнению приказов, но и требование обеспечить определенный Москвой уровень поддержки не отзывают. Это делает менее внятными прежде принятые правила игры для региональных властей, привыкших, что за чрезмерное рвение в обеспечении нужных результатов их могут наказать, но за недостаточно высокие явку и результат главного кандидата могут и уволить. Сообщений об угрозах за неучастие в голосовании, вбросах и автобусах с иногородними номерами меньше, чем шесть лет назад, но все еще достаточно. «Карта нарушений», которую ведет ассоциация «Голос», к вечеру 18 марта зафиксировала 2500 сообщений о них против 5229 4 марта 2012 г. В одних регионах явка снизилась, в других – повысилась, в столицах (по состоянию на 18.00) она увеличилась на 1,5–2,2%.

Парадокс четвертых выборов Владимира Путина в том, что и внешне убедительная – с прежним или даже более высоким результатом – победа не гарантирует победителю легких шести лет правления. Это последняя каденция, разрешенная Путину Конституцией, впереди либо передача власти подготовленному преемнику, либо перекройка Конституции для сохранения личной власти. Ощущение стабильности поддержки, которую дает красивая победа в день голосования, даже в условиях авторитарного режима не снижает грядущие риски победителя.

https://www.vedomosti.ru

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив